ASPMedia24

Главная Интервью СКУЛЬПТОР ВЛАДИМИР СУРОВЦЕВ В 70 ЛЕТ СЫГРАЛ СУВОРОВА В «ГАРДЕМАРИНАХ»
24 Май 2024

СКУЛЬПТОР ВЛАДИМИР СУРОВЦЕВ В 70 ЛЕТ СЫГРАЛ СУВОРОВА В «ГАРДЕМАРИНАХ»

Владимир Суровцев - личность известная. Скульптор, народный художник России, академик Российской академии художеств, французскими арт-критиками внесен в список 50 наиболее известных художников Европы.

Его работы представлены в коллекциях Третьяковской галереи и на улицах 21 страны. И вдруг - на тебе: в 70 лет Суровцев был приглашен режиссером Светланой Дружининой для съемок в очередной серии ее фильма «Гардемарины». Усмотрев в скульпторе сходство с Суворовым, она предложила ему роль самого генералиссимуса. А когда он согласился, неожиданно выяснилось: немалую часть экранного времени придется провести в седле. В итоге не самый молодой участник съемок к удивлению съемочной группы обошелся без дублера. Мы встретились с артистом в его мастерской на Новокузнецкой, находящейся в бывшей конюшне.

Суровцев

- Владимир Александрович, слышал, на съемочной площадке ваши партнеры - известные актеры Дмитрий Харатьян, Александр Домогаров, Олег Масленников, Федор Добронравов, Михаил Мамонов - относились к вам с подчеркнутым почтением. А помощники режиссера не скрывали чувств: «Чай фельдмаршалу!»…

- Не фельдмаршалу, а генерал-аншефу, Суворов станет генерал-фельдмаршалом только через семь лет после событий на Кинбурнской косе. Светлана Сергеевна Дружинина меня, конечно, удивила, когда предложила сыграть Суворова. Я авантюрно согласился. Подумал, что если не понравлюсь, так уберет из картины. Но она не отпускала. Хотя сначала, по-моему, не все получалось. Первый дубль, второй, десятый. То забыл сказать слово, то не туда повернулся, то нечаянно вышел из кадра. Переживал, стыдно подводить людей. А Дима Харатьян и Саша Домогаров утешали, мол, все нормально, сейчас все получится, даже у народных артистов бывает по 30 дублей, а ты хочешь с первого раза?! Через 10 дней съемок чуть было не заскулил. Ну во что ввязался, не мое это! Я же человек эмоциональный, художник. А режиссер - женщина строгая, рабочий день у нее начинается в 6 утра и заканчивается в час ночи. И она весь день держит в тонусе всю съемочную площадку. Вот это истинный генералиссимус. А ее лучшая похвала скупое «Снято!».

кадр из фильма

- А как у вас получалось с такой легкостью держаться в седле?

- Когда-то в детстве я занимался в конноспортивной школе, навыки остались. В очень сложных «конных сценах» работал каскадер. Но многие эпизоды играл сам. Суворов - личность сложная. И гениальность, и шутовство умещались в этом человеке. Конечно, глубоко погружался в архивные документы. Но Дружинина мне сказала, чтобы не смотрел никаких фильмов и ничего не вспоминал. Мол работай над образом изнутри, пропусти его через свои чувства. У меня был своего рода творческий «коридор свободы», в котором и импровизировал. Я не утверждаю, что сыграл Суворова. Невозможно воплотить на экране личность человека, которого ты близко не знал. Опирался на свой опыт. Я ведь служил в армии и хорошо знаю, что такое солдатская шинелька и сапоги. Или, скажем, что такое отстоять караул. На войне не был, но пуля около головы как-то пролетела.

- Это как?

- Служил с 1969 по 1971 год. Как-то зимой, в теплушке, солдат заряжал карабин, поезд дернулся, раздался выстрел. Чудом не попал мне в голову, пуля рядом прошла. Уставы писаны кровью. И это понимание тоже помогло вжиться в образ. Суворов, кстати, был дважды ранен.

- Из образа легко вышли? Не третировали близких, изображая «главнокомандующего» после фильма?

- Не третировал. Как принято говорить: весь мир театр, а люди в нем актеры. Я играл. А настоящие главнокомандующие в жизни очень спокойные и уравновешенные люди. Мне приходилось работать с Евгением Максимовичем Примаковым, когда разрабатывали проект памятника канцлеру Горчакову. Он говорил кратко, пресекая на корню комплименты в свой адрес, подобострастные славословия. Мобилизовывал окружающих уже самим фактом своего присутствия. Никаких долгих бесед, лаконичен и конкретен: что вы можете нам как специалист предложить? Вот и Владимир Владимирович так общается.

- Созданные вами памятники стоят по всему миру. Сколько их?

- Сорок в 21 стране. Первый - в Германии, в Штреле. Это в 40 км от Торгау, посвящен встрече советских и американских войск на Эльбе. Последний - в Абхазии. А по географии - от Австралии до Исландии, где установлено три моих памятника.

- В Америке ведь тоже есть?

- Небольшую по размерам скульптуру я вручил Джорджу Бушу-старшему. Она в Колледж-Стейшн, штат Техас, там президентская библиотека.

- А какие три больше всего дороги вашему сердцу?

- Я сын казака с Хопра, люблю конные монументы. Потому выделил бы памятник Барклаю де Толли в Черняховске Калининградской области. Еще - маршалу Рокоссовскому в Волгограде. Конечно, памятник генералу Скобелеву в болгарском Плевене. Еще монумент "Родник", посвященный Русскому экспедиционному корпусу. Он находится в Париже и на редкость удачно вписался в ландшафт Елисейских полей. Я сам видел, как французы останавливаются, интересуются.

Гардемарины

- Сейчас над чем работаете?

- Реализуем масштабный проект, его курирует МИД Белоруссии при содействии французской стороны. Это памятник «Сопротивление» для французского Тиля, это город на границе с Люксембургом. Там наши девушки, пленные, добывали железную руду на шахтах. Тридцать пять узниц завалило, но 39 сумели бежать, они воевали в партизанском отряде «Родина». И не просто в партизанском - единственном в мире женском партизанском отряде. В Тиле ежегодно устраивают антифашистские митинги, на них приезжают из Германии, Бельгии, Люксембурга. Идет и работа по согласованию установки горельефа «Парад Победы 24 июня 1945 года на Красной площади». Я посвятил его своему бате, который воевал в составе Второго Белорусского фронта, прошел от Сталинграда через Курск, Брест, Гдыню и Гданьск до Шверина на севере Германии. Он вызвал огонь на себя при форсировании реки Западный Буг под Брестом, за что получил орден Славы и принимал участие в легендарном Параде. Но дело не только в этом. Я создавал горельеф как квинтэссенцию памятников, посвященных Великой Отечественной войне. И вот никак не можем согласовать место. Я предложил шесть вариантов вокруг Красной площади, но чиновники возражают. Мол надо согласие ЮНЕСКО. ЮНЕСКО?! А против России сейчас все евространы, как было и в войне 1812-14 годов. До тех пор, пока наша армия не взяла Париж. Разве сможет ЮНЕСКО подписать документ о Победе советского народа над нацизмом в Великой Отечественной войне?! Это - наша Победа! Нам не нужно ничье разрешение, чтобы было напоминание о том, что мы победили в той войне.

Савва Цонич, фото Николай Зуев

Прочитано 340 раз

Главная Интервью СКУЛЬПТОР ВЛАДИМИР СУРОВЦЕВ В 70 ЛЕТ СЫГРАЛ СУВОРОВА В «ГАРДЕМАРИНАХ»
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru