ASPMedia24

Новости Историиyoutube 4725

Главная Интервью О ДОЛЛАРОВОЙ ПЛАНКЕ РУБЛЯ
01 Июнь 2021

О ДОЛЛАРОВОЙ ПЛАНКЕ РУБЛЯ

Российская экономика с начала года встала на пусть восстановления и преодолевает его семимильными шагами. О том, какой вклад в оживление экономики вносит вакцина, на сколько вырастут цены в России по итогам года, что будет со стоимостью нефти и бензина, удастся ли доллару достичь отметки в 100 руб., а также о перегреве рынка недвижимости и подорожании ипотеки в стране в преддверии Петербургского международного экономического форума рассказал в интервью РИА Новости/агентству «Прайм» глава Аналитического кредитного рейтингового агентства Михаил Сухов. Беседовали Вероника Буклей и Анастасия Сапрыкина.

– Какие у вас ожидания по росту ВВП по итогам года и во втором квартале? Когда экономика России может полностью восстановиться от коронавируса?

– Восстановительный рост неизбежен. Мы ожидаем, что в 2021 году рост ВВП в реальном выражении составит около 3,5%. О восстановлении количественных объёмов ВВП можно будет говорить в четвертом квартале этого года. Полное восстановление в структуре ВВП до пандемии вряд ли возможно, потому что и в обычное время за столь продолжительный период происходят заметные сдвиги, и в одну и ту же реку два раза не войдёшь.

Например, добыча нефти и связанные с ней отрасли в годовом выражении, скорее всего, пока не выйдут на докризисные объёмы производства – судя по всему, это случится ближе к 2023 году. Восстановление экономик после пандемии сочетается с активизацией повестки устойчивого развития, что неизбежно окажет влияние на структуру инвестиций и производства.

Не стоит забывать и негативное влияние роста смертности, снижение образовательных стандартов, мобильности рабочей силы – словом всего, что мы называем «демографический след» пандемии. Если в 2021 году мы оцениваем негативное влияние этого комплекса факторов на уровень потенциального ВВП в 0,2-0,9%, то к 2030 году оно снизится, по нашим ожиданиям, до 0,05–0,2% ВВП. Полностью «демографический след» сойдёт на нет только через 15-20 лет. При этом основные преимущества России с точки зрения сопоставления с другими странами – прежде всего, в сфере бюджетной устойчивости и низкой величины долга – необходимо тщательно оберегать.

– Какой вклад в темпы роста экономики России, на ваш взгляд, вносит вакцинация? Если коллективный иммунитет будет обеспечен уже в сентябре, как это может повлиять на темпы роста?

– Наличие вакцин позволяет не прибегать вновь к существенному ограничению сектора услуг и транспорта. Продолжительность жизни растёт не только из-за снижения смертности непосредственно от COVID-19, но и от лучшей доступности услуг системы здравоохранения. Так или иначе, по нашим оценкам, в 2021 году положительный эффект от применения вакцин составит более 1% ВВП.

– Какие темпы ускорения инфляции в России вы прогнозируете по итогам года? Когда инфляция может вернуться к таргету ЦБ в 4%?

– Несмотря на возможность роста в течение 2021 года, к концу этого года мы ждем годовую инфляцию, близкую к 5%. При этом она начнёт замедляться с середины года. Не стоит забывать, что в этом году постепенно снизится эффект переноса валютного курса на внутренние цены. В 2022 году, по нашему базовому прогнозу, инфляция будет ближе к таргету.

– Банк России ввёл таргет по инфляции в 4% в конце 2014 года, однако с того времени регулятору ещё ни разу не удавалось приблизить инфляцию к этой цели. Как вы считаете, может быть стоит пересмотреть таргет или перейти к диапазону? Если да, то какой бы таргет предложили вы?

– Концепция таргетирования инфляции предполагает, что значение 4% как таргета не должно меняться длительное время, чтобы создать доверие к проводимой политике и сформировать долгосрочные ожидания. Таргетирование сейчас скорее успешно, чем неуспешно. Средняя инфляция за 2017-2020 годы была немногим более 3,5%, что очень близко к цели. Тема пересмотра таргета возможна не в связи с отклонениями реального уровня инфляции от объявленного целевого значения, а как элемент более широких мер, направленных на макроэкономическое развитие. Не думаю, что дискуссия об изменении таргета по инфляции сейчас актуальна. Борьба идёт, скорее, за уровень инфляционных ожиданий, которые в среднем заметно выше таргета, чем за саму инфляцию.

– В России в большинстве случае инфляцию разгоняют три фактора – рубль, топливо и продовольствие. Какой у вас прогноз по курсу рубля на 2021 год? Сможет курс рубля укрепиться до 60 рублей за доллар, или, наоборот, пойдёт к отметке в 80?

– И тот, и другой сценарий развития событий на валютном рынке мы не считаем высоко вероятным. В нашем базовом сценарии к началу 2022 года курс составит порядка 71,5 рубля за доллар при ценах на нефть порядка 58 долларов за баррель. Этот прогноз, впрочем, зависит в том числе от перспектив санкций США на вторичном рынке госдолга. В варианте с их введением курс может существенно отклоняться от базового прогноза, потому что это может стимулировать дополнительные продажи ОФЗ нерезидентами. Однако, даже при таком развитии событий долгосрочное падение и закрепление национальной валюты на уровне ниже 80 рублей за доллар маловероятно. Кроме того, цены на нефть могут временно снижаться ещё и в результате потенциального снятия торговых санкций с Ирана, что также при прочих равных может оказать давление на курс рубля.

– Что вы ждёте от рынка нефти в текущем году? По вашему мнению, какая цена нефти будет по итогам года? Как вы считаете, могут ли вырасти цены на бензин в 2021 году?

– Наш базовый прогноз среднегодовой цены на нефть в 2021 году – 55-60 долларов за баррель. Определяющим для цен остается соглашение ОПЕК+. Восстановление мирового спроса в результате улучшения эпидемической ситуации в мире в ближайшие месяцы будет опережать темпы роста предложения. Фактором риска для рынка нефти остаются переговоры США и Ирана – в случае снятия или смягчения санкций Иран может увеличить экспорт сырой нефти до двух миллионов баррелей в день во второй половине года, что потребует более длительного сохранения ограничений на добычу ОПЕК+.

– Как вы относитесь к идее ограничений на экспорт бензина из РФ, как она может сказаться на ценах?

– Что касается бензина, на наш взгляд, изменения формулы расчёта демпфера, вступившие в силу с начала мая, позволят сдержать рост цен на моторное топливо на внутреннем рынке.

Ограничение экспорта может казаться необходимой мерой в период резкого изменения цен, но ручное управление ценами может оказать негативное влияние на развитие отрасли нефтепереработки, что уже в среднесрочной перспективе усилит внутреннюю инфляцию издержек в отрасли.

Особо отмечу, что в 2020 году российская экономика и финансовая система гораздо легче пережили ценовые изменения на рынке нефти, чем это было во время прежних шоков стоимости «чёрного золота». Мы ожидаем в дальнейшем всё большего ослабления зависимости внутреннего развития от нефтяной конъюнктуры на фоне роста несырьевого экспорта и роста доли услуг в ВВП.

– Как вы оцениваете состояние банковской системы России в настоящее время? Какие основные три угрозы вы видите для банков в текущем году?

– Банковский сектор России сохраняет общую стабильность. Однако есть несколько моментов, за которыми стоит пристально наблюдать. Во-первых, банки идут по пути расширения участия в непрофильном бизнесе в различных формах. В таких ситуациях на первый план выходят проблемы качества внутреннего управления и финансового планирования. Для «своей» или близкой по бизнесу компании трудно удержаться от создания более благоприятных условий финансирования, которые никогда ни к чему хорошему не приводили. Во-вторых, ухудшение качества кредитного портфеля юрлиц обычно настигает банки через год после турбулентности. Существует вероятность того, что платежеспособность заёмщиков, кредиты которым были реструктурированы в 2020 году, не восстановится до уровня, достаточного для выполнения обязательств в полном объёме. Наконец, это волатильность процентных ставок. В этом году мы можем увидеть одновременно и рост, и снижение ключевой ставки ЦБ. Управление процентным риском – это новое искусство, которое на практике будет применяться банками столь масштабно в первый раз. Вместе с тем, если регулятор будет учитывать масштабы накопленного процентного риска на балансах банков как фактор принятия решений о пересмотре процентных ставок, то это может сгладить для сектора возврат к нормализации денежно-кредитной политики.

– Какую прибыль у банковского сектора вы ждёте по итогам года?

– В прошлом году масштабы проблем банковского сектора на фоне пандемии немного переоценивались. Сейчас представляется реалистичным, что прибыль по итогам года превысит прошлогоднюю. Даже при сдержанных оценках можно ожидать результат в 1,7-2 триллиона рублей.

– Банк России весной перешёл к ужесточению денежно-кредитной политики, доведя ставку до 5% годовых. Какую ставку прогнозируете до конца года?

– Если инфляционные ожидания будут сохраняться на повышенном относительно прошлого года уровне или даже будут расти дальше, в таком случае ключевая ставка к концу года достигнет уровня 5,75-6%. В дальнейшем она, вероятно, вновь опустится к 5%.

– Давайте поговорим о рынке ипотеки. Что вы ожидаете от рынка после окончания программы кредитования под 6,5% годовых с 1 июля в её нынешнем виде? Поддерживаете ли продление в отдельных регионах, или её стоит и вовсе убрать с рынка?

– После окончания программы льготного кредитования возможно некоторое снижение объёма новых выдач, что будет оказывать сдерживающий эффект на цены рынка недвижимости. В тех регионах, в которых не отмечается признаков перегрева рынка – например, СКФО и ДФО, Псковская, Саратовская, Курганская области, Мордовия, ХМАО –целесообразнее продлить срок действия льготной программы. Это позволит стимулировать продажи на первичном рынке и поддержать спрос на жилье со стороны населения. Отсутствие в отдельных регионах активного спроса на строящуюся недвижимость при наличии такой программы может свидетельствовать о том, что рынок жилья и ипотечное кредитование в них буксуют. Вместе с тем самые слабые темпы роста цен на первичном рынке жилья отмечаются в основном в субъектах Северо-Кавказского и Дальневосточного федеральных округов. Необходимо разобраться в причинах таких явлений в каждом конкретном регионе и уже после этого принимать решение.

- Можно ли сказать, что рынок сейчас перегрет?

– Пока ценовой «градус» указывает на больший перегрев строительного, чем ипотечного рынка. Так, цена жилой недвижимости за 2020 год выросла на 23,3% на первичном и на 14% на вторичном рынке. В таких условиях всё более рискованными становятся продукты с низкой величиной первоначального взноса, то есть менее 20%. Я думаю, при дальнейшем развитии государственных программ стимулирования на этот фактор стоит обращать большее практическое внимание.

– Какую среднюю ставку по ипотеке ожидаете на конец года? Какие факторы говорят в пользу такого прогноза?

– Здесь тоже надо смотреть на динамику ключевой ставки, а также на последующие решения относительно продления льготной программы и её масштаба. Тем не менее, с учетом нашего прогноза по ключевой ставке до конца года и отмены льготной программы в городах, на которые приходится основная часть ипотечных выдач, средняя ставка по ипотеке составит не более 9-9,5%.

– Как повлияла пандемия коронавируса на рынок рейтинговых услуг в России? Можно ли говорить об оживлении рынка или наоборот о его стагнации?

– Год назад, когда пандемия только началась, рынок рейтинговых услуг замер. Однако уже ко второму полугодию прошлого года ситуация стала меняться. Во-первых, сказался эффект отложенного спроса. Во-вторых, этому способствовала активность на долговом рынке, вызванная низкими ставками. В этих условиях многие эмитенты решили привлечь финансирование на публичном рынке и, как следствие, стали обращаться к нам за получением рейтинга. Если говорить в цифрах, то общий рост портфеля рейтинговых контрактов АКРА в 2020 году вырос на 25%. Рынок рейтинговых услуг сейчас продолжает расти: основными драйверами выступают кредитные рейтинги нефинансовых компаний и услуги по верификации инструментов устойчивого развития.

– Мы в интервью в основном говорили о том, что случится до конца года. А как вы считаете, чего точно не случится в ближайшие месяцы?

– Зимы, хотя на фоне изменения климата превращение летнего града в снег вполне возможно. Примерно с той же вероятностью я оцениваю наступление событий внешней турбулентности, которые могу придать цене доллара в рублях трёхзначное значение, массовый исход нерезидентов с российских рынков или создание «ковидного занавеса», которые предсказывают некоторые эксперты.

По материалам АРБ со ссылкой на «Прайм»

Прочитано 953 раз

Партнёры

Главная Интервью О ДОЛЛАРОВОЙ ПЛАНКЕ РУБЛЯ
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru