ASPMedia24

Новости Историиyoutube 4725

Главная Горячая тема МОЁ ЖИЛЬЁ И СУД
07 Июль 2021

МОЁ ЖИЛЬЁ И СУД

За что при банкротстве могут забрать даже единственное жильё? Эксперты на днях дали свой ответ на столь актуальный вопрос.

Изъять жильё у собственника может только суд, а единственное жильё человека по закону и вовсе обладает иммунитетом. Но судебная практика показывает, что и его можно обойти.

Так, например, в начале июля стало известно о продаже на торгах единственной квартиры гражданина-банкрота (дело Аркадия Поторочина). Три года споров с кредиторами, и должнику пришлось поменять квартиру площадью около 150 кв. м на новую - почти в пять раз меньше прежней.

Эксперты разобрались, в каких случаях иммунитет единственного жилья не работает.

Разве закон не запрещает забирать единственное жильё за долги?

Статья 40 Конституции РФ гласит, что «каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища».

А статья 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) действительно говорит, что нельзя обращать взыскание на «жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением» (если только это не ипотека).

Эта норма ещё называется исполнительским иммунитетом.

Тогда почему суд разрешил забрать квартиру?

В деле А.Поторочина речь шла о квартире площадью около 150 кв. м. При этом должник не женат, без детей и не имеет других иждивенцев на попечении. Схема была следующая: его кредиторы совместно решили купить должнику новое жильё - площадью 31,7 кв. м, а бо́льшее продать и на полученные деньги закрыть часть долгов. Суд их поддержал.

И хотя закон не ограничивает допустимый размер единственного жилья, так называемые роскошные квартиры в спорах должников и кредиторов до сих пор остаются в неопределённой серой зоне.

Ещё в 2012г. Конституционный суд (КС) постановил, что норма статьи 446 ГПК РФ установлена не для того, чтобы в любом случае сохранить за должником имеющееся единственное жильё, а чтобы при обеспечении прав и интересов кредиторов гарантировать должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильём, необходимый для нормального существования.

То есть суды должны искать баланс между законными требованиями кредиторов и правом должника на достойную жизнь.

А что такое роскошное жильё? И сколько квадратов нужно для «нормального существования»?

Ни на тот, ни на другой вопрос закон пока не даёт чёткого ответа. Судам приходится самостоятельно определять эти параметры, исходя из множества факторов конкретного дела, объяснила доктор юридических наук и профессор кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова Светлана Карелина.

Всё в том же 2012г. КС постановил, что требуется внести поправки в законодательство: установить критерии и роскошного, и достаточного жилья, а также формализовать схему замены бо́льшей недвижимости на меньшую. Но законодатели до сих пор этого не сделали.

Тогда же КС отметил, что существующие нормы соцнайма имеют другие цели и не могут быть использованы для решения подобных дел, напомнила С.Карелина. К этим нормам как раз нередко прибегают, чтобы определить, сколько квадратных метров достаточно должнику для нормального существования.

В итоге подобные дела затягивались, проходили по несколько кругов рассмотрения, а также то и дело доходили до Верховного или Конституционного суда.

В 2020г. Верховный суд (ВС) заявил, что постановлением от 2012г. КС в принципе исключил возможность менять одну квартиру на другую, пока власти не изменят законодательство. Исходя в том числе и из этой позиции, осенью 2020г. ВС не разрешил менять квартиру должника из Ижевска площадью около 40 кв. м на другую - 19,8 кв. м (дело Дмитрия Стружкина).

Позднее, в начале 2021г., комиссия ВС, рассматривая ещё одно дело (Александра Поздеева), отметила, что продажа спорного имущества (в данном случае - две квартиры, объединенные в одну) фактически «приведёт к лишению должника частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание, против его воли, и навязыванию ему права собственности на иное имущество, заинтересованность в приобретении которого он не выражал». Впрочем, конкретно в этом деле ВС также постановил разобраться, можно ли из одной квартиры снова сделать две и реализовать одну из них в уплату долга.

Но на июль 2021г. последнее слово остается за КС. Весной 2021г. он после жалобы Ивана Ревкова уточнил, при каких условиях суды всё-таки могут изымать единственное жильё должника. А именно:

должника нельзя оставить совсем без жилого помещения в соответствии с нормами соцнайма в том поселении, где он живёт;

суды должны учитывать размер долга и рыночную стоимость имущества, на которое наложено взыскание. То есть если долг, условно, 700 тыс. руб., а квартира стоит 10 млн. руб, то продавать с торгов её не станут.

взыскание единственного жилья не должно вынуждать должника переезжать в другое поселение, но переезд возможен, если должник согласится.

Выходит, что конкретных законодательных норм нет?

В законе есть общая логика: должник и его семья ни в коем случае не должны остаться совсем без жилья. А вот не слишком ли много квадратов в этом единственном жилье, судам приходится решать в каждом деле отдельно.

Член комиссии Ассоциации юристов России по правовым проблемам несостоятельности (банкротства) Илья Софонов рассказал, что суды могут учитывать:

не злоупотребил ли должник своим правом и не подвел ли, по сути, жильё под статус единственного. Например, распродав всё другое имущество и вложив деньги в одну, но очень большую квартиру;

живёт ли должник постоянно в оспариваемой квартире;

не сдает ли её в коммерческих целях;

что в принципе представляет из себя должник - это одинокий человек без иждивенцев или, наоборот, у него есть семья и требующие помощи родственники?

привязан ли он к инфраструктуре места жительства - например, переезд может ухудшить жизнь детей должника, которые ходят в школу неподалеку от оспариваемой квартиры и т.п.

С. Карелина отметила, что также значимые обстоятельства для суда - это дата приобретения жилья, срок возникновения долга и когда должнику сообщили о начале судебных разбирательств. То есть не стало ли жильё единственным уже после того, как началось дело о банкротстве. И каждый раз суды проводят скрупулезную работу по выяснению всех подобных обстоятельств.

То есть можно избежать взыскания, если, скажем, переписать жильё на кого-то из членов семьи или продать его?

Арбитражный управляющий, который занимается имуществом должника при судебном банкротстве, имеет право оспорить любые сделки за последние три года. Так что, предвидя банкротство, спешно избавляться от имущества - занятие бессмысленное.

Также кредиторы могут использовать статью 10 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), которая говорит о так называемом злоупотреблении правом. Это ситуация, когда человек реализует своё законное право, но с целью обойти закон или ущемить чьи-то еще права, объяснил И.Софонов. Например, продать квартиру - это право должника. Но в случае предстоящего банкротства оно может ущемлять права кредитора, перед которым у должника есть обязательства.

Важная деталь - по этой статье под вопрос могут попасть все сделки за десять лет (максимальный срок исковой давности по ГК РФ). А подавляющее большинство должников либо не знают этого, либо забывают. По опыту И.Софонова, суды часто используют именно десятилетний срок, что лишает смысла любые обходные схемы, которые придумывают люди.

Один из популярных способов уйти от взыскания - это дарение, отмечает эксперт. Впрочем, такой «подарок» часто довольно легко отменить. Суду достаточно спросить у должника, почему он подарил недвижимость и почему сделал это именно незадолго до банкротства. И только иногда должники могут объяснить свои действия - например, если они уже давно запланировали подарить выросшему ребёнку недвижимость на совершеннолетие или т.п.

Ещё одна схема - это взнос всех имеющихся средств в уставный капитал открывающейся компании. Такую сделку суды, скорее всего, тоже оспорят.

При этом при попытке избавиться от жилья возникает риск, что когда суд отменит все сделки и вернёт квартиру в собственность, то он может уже не посчитать её единственным жильём, на которое распространяется иммунитет, отметил И.Софонов, в чьей практике встречались подобные случаи. Ведь должник от неё избавился, а значит, мог без неё обойтись.

И кстати, если человек расстается с имуществом накануне банкротства, то его могут обвинить в преднамеренном банкротстве или сокрытии имеющегося имущества. А за это грозит уголовный срок.

Если у должника две или больше квартир, он может выбрать, какую оставить?

Опять же, это вопрос судебного нормотворчества. Закон не устанавливает очередность реализации имущества банкрота.

Статья 20 ГК РФ называет местом жительства место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Кредиторы нередко пытаются взыскать юридически единственную недвижимость должника, если он в ней не живёт. И обосновывают это тем, что раз не живёт здесь, значит, живёт где-то ещё, а значит, проблем с жильём быть не должно.

Впрочем, бывало, что суд предлагал учесть выбор должника, какой актив продать, а какой оставить.

И что дальше? Как теперь будут проходить судебные споры за единственное жильё?

Практика споров за единственное жильё начала меняться ещё с 2015г., когда заработал закон о банкротстве физлиц, отметил И.Софонов. А после весеннего постановления КС этот процесс только ускорится, и в ближайшее время мы можем всё-таки увидеть поправки в законодательство. Ведь это очень редкая ситуация, когда законодатели так долго (с 2012г. - прим. ТАСС) не реагируют на решение КС.

С.Карелина в свою очередь полагает, что даже если власти и усовершенствуют законодательство, поправки не будут конкретно отвечать на вопрос, сколько метров единственного жилья можно забрать, а сколько нужно оставить. «Скорее всего, в законе пропишут ориентиры на основе сложившейся судебной практики, которые будут не лишены оценочности», - подчеркнула эксперт.

По материалам АРБ, автор - Арина Раксина (ТАСС), фото – Минстрой РФ

Прочитано 261 раз

Партнёры

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru