ASPMedia24

Горячие новости
В СЛЕДУЮЩЕМ ВЫПУСКЕ
УПАКОВОЧНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ РФ ДЛЯ КАЗАХСТАНА
  Н.ЮРЧЕНКО – «ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЭНЕРГЕТИК НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ»
«ПРОФИЛЬНАЯ ЧЕТВЕРТЬ» - «PROF: ХОГВАРТС»
Главная Бизнес-арт ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ
12 Март 2018

ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ

Уникальную премию 5 марта вручили в театральном центре «На Страстном» и что больше всего мне понравилось, так это то, что вели её дети. Поэтому она прошла весело и задорно, ведь маленькие дети ещё не умеют врать на сцене.

Спектакль московского театра Геликон-опера «Турандот» получил Большого хрустального гвоздя на торжественной церемонии награждения лауреатов ежегодной московской театральной премии Союза сценических деятелей РФ. «Турандот» был в числе пяти номинантов на премию Гвоздь сезона и выиграл в соревновании с замечательными работами: «Манон Леско» (Большой театр), «Ревизор». Версия Театра Et Cetera, «Царь Эдип» (Вахтанговский театр) и «Анна Каренина» (Московского государственного академического театра оперетты «Московская оперетта). Они также не остались без награды: каждому был вручён Маленький хрустальный гвоздь.

«Гвоздь сезона» - ежегодная премия, на которую могут претендовать лучшие спектакли, созданные в столичных театрах. Список наиболее ярких московских премьер по традиции включает пять названий. Отбор спектаклей для участия в премии проходит в два этапа. Сначала экспертный совет премии оценивает премьерные постановки московских театров. По итогам сезона составляется список финалистов, в который входят наиболее интересные, по мнению совета, спектакли. Они становятся лауреатами премии и получают «Маленький хрустальный гвоздь». Обладателя главного приза – «Большого хрустального гвоздя» выбирает уже жюри, возглавляемое Александром Калягиным. Спектакль - обладатель главного приза и объявляется «Гвоздём сезона».

Церемония награждения премией «Гвоздь сезона» - тоже своего рода спектакль. В этом году автором сценария и режиссёром церемонии стал художественный руководитель театра-студии SounDrama Владимир Панков.

В «Геликон» удалась премьера «Турандот» Пуччини. Постановку осуществил худрук и основатель театра Дмитрий Бертман. Место за дирижёрским пультом сенсационно занял выдающийся музыкант, народный артист СССР Владимир Федосеев.

Но никакой ориентальной, красочной сказки со счастливым финалом в «Геликоне» разыгрывать не стали. А показали трагическую притчу об ужасе человеческих заблуждений. Канадская художница китайского происхождения Камелия Куу создала мрачную среду обитания, без какой-либо колористической пестроты - лишь с ключевыми элементами китайской символики. В центре сцены громадная Луна - Царица мёртвых, похожая на планету «Меланхолия» из киношедевра Ларса фон Триера и имеющая такое же роковое значение. В самые драматические моменты она вращается с бешеной скоростью, будто диск циркулярной пилы.

Д.Бертман прекращает оперу именно на том месте, где композитор сделал последний собственноручный росчерк пера - в момент, когда умирает несчастная, безответно влюбленная рабыня. В этом финале нет никакого праздника - любовного прозрения жестокосердной Турандот, а лишь смерть и сумасшествие Калафа, ставшего жертвой собственных иллюзий. Он одержим идеей завоевать сердце хрупкой, как китайская статуэтка, красавицы (в исполнении балерины Ксении Лисанской), такой обворожительный образ создал в своем воображении Калаф. На самом же деле Турандот оказывается ведьмой во плоти. И уже при первом её появлении в белом платье, декорированном черепами, вспоминается, что в Китае белый цвет траура.

Есть несколько вариантов финала оперы. Самый востребованный со счастливым финальным дуэтом Калафа и будто бы научившейся любить Турандот, написанный композитором Франко Альфано на основе авторских набросков. Но бертмановский замысел акцентирует мощь отрицательного обаяния композиторского гения. Как известно, Пуччини славился не только своим талантом, но и патологической жестокостью. Тосканец был страстным коллекционером холодного оружия, исключительно со следами крови охотничьих трофеев, а в одной из комнат в его доме в Торро-дель-Лаго он и вовсе устроил фамильную усыпальницу, где сегодня захоронен и сам Пуччини, и его мать.

Спектакль насыщен множеством впечатляющих деталей, например, гротесковое трио придворных министров (яркая актёрская и вокальная работа Дмитрия Янковского, Виталия Фомина и Ивана Волкова) лихо забивает карманы и папки взятками. Блестяще трудится хор: феноменально поет одну из самых сложных в оперной истории партию Турандот Елена Михайленко. Яростно, агрессивно, легко озвучивая почти все кульминационные ноты. Образ Калафа от Виталия Серебрякова менее запоминающийся. Он будто нарочно подчеркивает самовлюблённость и бесхарактерность, не позволяющие распознать ему реальность. Он трогательно исполняет первую арию Non piangere, Liu. А вот знаменитая Nessun dorma, которую Лучано Паваротти превратил во всемирный хит. Обладательница красивого голоса Юлия Щербакова (Лиу) трогательно спела предсмертную арию своей героини. Но в целом её образу не хватило нежности.

В.Федосеев, работы которого так ждали в московском театре, ведёт пуччиниевскую оперу элегантно, с множеством эмоциональных нюансов. Без намека на истерический надрыв, куда так часто срываются иные дирижёры. Он, как истинный романтик, подчеркивал лирическую ноту оперы, и с последним, оборванным аккордом публика заворожённо замирает.

Мария Кулиш, фото - Николай Зуев

Прочитано 178 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Бизнес-арт ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ
Яндекс.Метрика